Уже три дня как Алена Косторная ушла из команды Евгения Плющенко, но все еще никуда не пришла.

Как вышло, что Косторная до сих пор не у Тутберидзе? Чего требует Рудковская? И почему этот трансфер – сплошная глупость?

Минимальный контекст для тех, кто все пропустил.

Чемпионке Европы хочется обратно – в почти родную группу Этери Тутберидзе, из которой она после трех лет работы отлучилась летом. Для Алены эти полгода пролетели крайне бестолково: потеря себя в лабиринте программ, а еще потеря тройного акселя, здоровья, доверия судей и, кажется, покоя.

Тутберидзе готова принять Косторную, несмотря на болезненный разрыв и дерзкие интервью бывшей ученицы. В чем тогда проблема? В деньгах.

Алену не назвать заложницей, но предыдущая команда («Ангелы Плющенко», если вы уже запутались) требует к трансферу что-то вроде выкупа за потраченные ресурсы.

Ситуация глупая и тяжелая для всех, кто причастен, и даже для тех, кто старается переждать в стороне. 

1. «Ангелы», разумеется, начали с нелепости: в течение дня ключевые фигуры (Плющенко и Рудковская) спротиворечили друг другу в главном – нужны им деньги или нет.

Как вышло, что Косторная до сих пор не у Тутберидзе? Чего требует Рудковская? И почему этот трансфер – сплошная глупость?

Ладно, считаем, что слово Рудковской – последнее, и они ждут денег от кого угодно. Если бы это было не так, Косторная уже тренировалась бы в «Хрустальном».

Итоговую позицию «Ангелов», как бы забавно они к ней ни пришли, можно понять – в такой ситуации любому тренеру независимо от мастерства досадно. В спортсмена вкладывали, но потеряли в момент, еще и узнав об уходе в последнюю очередь – из СМИ. И если уж отношения не спасти и сотрудничество дальше невозможно, то логично, что тренер думает хотя бы о компенсации.

Через это не раз проходила Тутберидзе, и вот испытание для Плющенко, который сразу заговорил о некоем регламенте расставания: «Теперь я буду подписывать документы, по которым у спортсменов есть не только права, но и обязанности».

Интересно, кстати, выплачивал ли Плющенко компенсации сам? Той же Тутберидзе – за Трусову, за Косторную, за девочек помладше, за тренера Сергея Розанова (на фото ниже). Все они приходили в «Ангелы» по-разному, и тоже, конечно, с багажом, который формировала прежняя команда.

Как вышло, что Косторная до сих пор не у Тутберидзе? Чего требует Рудковская? И почему этот трансфер – сплошная глупость?

2. Алену – при всей ее импульсивности и плохой управляемости – тоже можно понять. Карьера рассыпается очень быстро. Никто не запретит выступать хоть до 30 лет, вопрос – на каком уровне? Женское катание устроено так, что надо думать только о ближайшей Олимпиаде – если не попадаешь на нее, то, скорее всего, не попадаешь уже ни на какую.

Летом Косторной исполнится 18, она только что пролетела мимо ЧМ – то есть находится не в тройке наших лучших взрослых, хотя ровно год назад была лидером. А виртуально, с учетом молодежи, которая зайдет на взрослый уровень осенью, уже и вне топ-6.

Какое решение напрашивается в панике? Вернуться к тренеру, который тебя знает, с которым вы работали три года и побеждали. А что там на эйфории сказано про тренера в последние месяцы – какая разница, когда надо спасать карьеру.

«После этого перехода я стала больше улыбаться». Косторная не щадила Тутберидзе, пока тренировалась у Плющенко

3. Пока не возник денежный вопрос, Этери Тутберидзе выглядела хозяйкой положения. Что ни реши, позиция беспроигрышная.

Отказываешь Алене – значит, с принципами, не повелась на жалость, сохранила целостность группы, с которой все прекрасно. Не опустила собственную планку, наконец – зачем Этери 18-летняя фигуристка без ультра-си? Перед Олимпиадой и так хватает дел.

Принимаешь Алену – щедрый жест, всепрощение, достоинство, умение оказаться выше склок. А главное, классный спортивный вызов – реанимировать фигуристку огромного таланта, которая чуть-чуть заблудилась.

Как вышло, что Косторная до сих пор не у Тутберидзе? Чего требует Рудковская? И почему этот трансфер – сплошная глупость?

Еще раз, так было до того, как возник фактор денег. Теперь Тутберидзе в странном положении.

Просто открыть двери, когда просятся, – это одно. Но оплачивать трансфер или искать спонсора – значит, уже занимать позицию добивающегося. Ты хочешь, пытаешься, ищешь возможность за деньги привести в группу обузу. В чем смысл? И как на твои решения отреагирует костяк – Щербакова, Валиева, Хромых, Усачева?

А заблокировать переход – значит, бросить в беде близкого человека, проявить немилосердие, уйти от ответственности. Куда пойдет Косторная, если не в «Хрустальный»? Многие ли готовы/заинтересованы ее взять, тем более за деньги? Заинтересована ли сама Алена в ком-то, кроме Тутберидзе?

Так и конец карьеры окажется рядом, невероятно: вчера ты выигрываешь все на международном уровне, сегодня за тебя никому не охота браться – слишком много с тобой сложностей.

Возвращение Косторной к Тутберидзе – проблема для всех: команде Этери грозит смута, а Плющенко уже получил имиджевый удар

***

Это история еще и о том, что нашему фигурному катанию требуется контрактная система, хоть какой-то регламент по переходам.

Иначе наступает беспорядок, где никто не пытается играть по правилам и уважать другую сторону. До случая с Косторной теряющая группа не получала ничего, а спортсменам все прощалось: захочу – перейду в мае после уговоров, как Трусова; захочу – сама попрошусь куда мне интересно, как Косторная в июле; захочу – попрошусь в сентябре, как Медведева; захочу – в марте, как Косторная… И тут систему замкнуло: оказывается, уйти от Плющенко труднее, чем прийти к нему.

Нашей федерации, как обычно, удобнее оставаться не при деле. Хотя странно, что руководителей не интересуют (по крайней мере, внешне) ни агония лучшей фигуристки прошлого сезона, ни напряги тренеров, которым сейчас лучше готовить людей на ЧМ, а не разбираться с юристами.

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, Максим Богодвид; globallookpress.com/Komsomolskaya Pravda/Global Look Press, Raniero Corbelletti/AFLO

Источник: sports.ru
LootBet

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

девять + 1 =